Почему гению нужен хороший желудок. О загадках психики и связи с телом – Мезенреализм – посты. – Струйный тиксотренажёр Душ Алексеева
Уведомления
Очистить все

Почему гению нужен хороший желудок. О загадках психики и связи с телом

 
Lian
 Lian
Администратор
mesenrealism image 2021 04 09

В 1877 году в Санкт-Петербурге были выпущены лекции Вячеслава Авксентьевича Манассеина «О значении психических влияний». Перед выпуском Манассеин пересмотрел их и сделал доступными для понимания «любым образованным человеком». Он считал, что знание особенностей психических влияний необходимо, потому что это знание может «предотвратить много зла». Больному важнее состояние его окружающих людей, чем даже врачебное воздействие. И этими лекциями он хотел научить «публику» правильно относиться к заболевшим людям.
Он называет это «психическим способом лечения». И самолечения. Шаманы и древние жрецы пользовались преимущественно этим способом. Потом медицина перешла на химическое и физическое лечение, а психическое постепенно стало забываться. Он долго и тщательно разбирает спиритизм, столоверчение, разнообразные маятники, палочки и прочее, где происходят идеомоторные акты — это непроизвольные движения, которые возникают при мысленном выполнении двигательного действия. «Сосредоточенное на чем-то внимание заставляет человека совершать движения». Удивительно, что подробный разбор был известен в середине 19 века, а сейчас продолжают размахивать маятниками для «выбора» лекарства, только сейчас какими-нибудь торсионными полями прикрываются. Или ещё так: информацию получают из Единого энергоинформационного поля Земли.
Классический случай безграмотной служанки, которая в лихорадке от болезни заговорила на латинском, греческом и еврейском языке. Ее записали немедленно в одержимую нечистой силой. Врач не поверил в такое простое объяснение и разыскал дядь девушки, у которого она жила с 9 лет. Он оказался протестанским пастором, любившим читать вслух.

До сих пор считают, что есть низшая растительная жизнь, человеческая психическая и некая божественная высшая - духовная. Тот, кто любит кулинарию недуховен, голодающий — духовен. Шопенгауэр утверждал, что гению надо иметь хороший желудок. И прав. Впрочем тогда считали ещё, что умение различать вкус говорит о развитом мозге. В пище нет вкуса, в ней лишь молекулы. Вкус формируется в мозге и истинное удовольствие от жизни мы получаем благодаря обонянию. Это один из уроков с19. Врачи давно пользовались преимуществами психического лечения. Гийом Дюпюитрен вошёл в историю медицины, как богатейший врач всех времён, заработавший миллионы на приёме больных. Когда в 57 лет он умирал от гноя в грудной полости, он отказался от операции и заявил: «Я скорее предпочту умереть от руки Бога, чем от руки врача».

Так вот он в совершенстве владел методом психического воздействия. Дюпюитрен вправлял однажды вывих у знатной дамы, но женщина невольно напрягало мышцы и мешала. Он сказал ей: «Вы пьёте, сударыня: мне сказал это ваш сын». Больная взвилась и забыла про мышцы. Дюпюитрен закончил манипуляцию и добавил: «Конечно, воду». Психология не должна стремится в метафизику, считал рациональный 19 век, ее место рядом с физиологией: «Ни одна мысль, ни одно ощущение, ни одно чувство не могут появиться без того, чтобы не отразиться в теле». Очень интересно читать конспирологов, как они обнаруживают разные ощущения — шевеления, мелькания вспышек, образов, звуков. Делятся ими, потом они у всех появляются.

Фехтнер в психофизике заявил, что «каждое сосредоточение внимания на том или ином чувстве можно рассматривать как пробуждение этого чувства, а каждое отвлечение внимания как засыпание этого чувства». Правда, Фехтнер не самый лучший пример. Он настолько доэкспериментировался с чувствами, что у него появилась светобоязнь и отвращение к еде. Он ударился в метафизику, но, как сейчас оказывается, это была не вполне метафизика - он утверждал, что между животным и растительным миром существует много переходных состояний, и связывать сознание с признаком какой—либо одной из этих ступеней нет оснований. Что и обнаруживается в исследованиях 21 века. Хирург и один из идеологов тщательного наблюдения над больными Джон Хантер тоже исследовал себя и говорил: «Я могу сосредотачивать внимание на любой части тела до тех пор, пока у меня не явится на этом месте некоторое ощущение».

Шевелящихся червяков Моргеллонов, вылезших из масок, при должном усердии может почувствовать любой человек. Приём отвлечения внимания хорошо знают опытные мамы. Когда ребёнок упал и ударился, то наказанье пола или стула, причинившего боль, может переключить внимание. Если взрослый тоже пугается, жалеет, то боль усиливается и ребенок рыдает дольше. Эразм Дарвин, дед Чарльза, рассказывал, что при поездке морем он сильно страдал от качки, но, когда он сосредоточивал свое внимание на расположении веревок и управлении парусами, то ему удавалось устранить мучительное чувство тошноты.

Паскаль, мучаясь однажды от невыносимой зубной боли, в отчаянии принялся за интересовавшую его проблему о циклоидной кривой и решил ее; когда же затем он вспомнил о своей зубной боли, то убедился, что она исчезла. Иммануил Кант, страдая на старости подагрой, устранял мучительные приступы боли и связанную с ними бессонницу тем, что все свое внимание сосредоточивая на какой-нибудь мысли. Также вылечивался он и от кашля. Имея очень узкую и плоскую грудь, страдал сердцебиениями, чувствовал сильную наклонность къ ипохондрии; но, уяснив себе, что мрачное настроение объясняется особенностями его груди, он решил пересилить свое настроение; и постепенно это удалось ему, так что, хотя чувство стеснения в груди и продолжалось, однако, настроение, по его собственным словам, отличалось уже спокойствием.

На основании подобных наблюдений Кант высказывает мысль, что, отвлекая внимание от своих болезненных ощущений, человек может содействовать своему исцелению, а во многих случаях даже и прямо устранять силою своей воли различные болезненные припадки. Физиолог Карпентер рассказывает о самом себе, что ему часто случалось выходить на кафедру с такою сильною невралгией, что, казалось, он не в состоянии будет читать, но, начав читать, он переставал чувствовать боль, которая возвращалась по окончании лекции. Гартманн писал, что его беспокоила упорная икота; но он, вследствие постоянного упражнения, дошёл до того, что усилием воли может прекратить икоту почти мгновенно, и высказывает совершенно верную мысль, что целесообразным воспитанием в детстве можно бы было достигнуть того, чтобы люди управляли гораздо больше отправлениями своего тела,

Из приведённых примеров очевидно, что люди, замечательные своим умом, своими знаниями, в удивительной степени обладают способностью по желанию менять направление своего внимания. С другой стороны, самое поверхностное наблюдение над маленькими детьми показывает и другую крайность, так как они еще не умеют управлять своим вниманием, и оно сосредоточивается случайно на том, что в данную минуту произвело наиболее сильное впечатление. Так же начинающие изучать медицину или читающие журнал «Здоровье» находят у себя все возможные болезни (кроме родильной горячки). Потому что внимание сосредоточивается на сердце или коже и появляются необычные чувства. Особенно тяжело паразитологам.

Один из писателей страдал упорными запорами, потом перестали помогать слабительные. Он обратился к врачу, который заявлял, что использовал психическое лечение. Он попросил обнажить живот, усадил больного против себя и попросил сосредоточить свое внимание на испытываемых им в животе ощущениях. И прибавил, что он будет чувствовать движения кишок, вслед за которым появится желание освободиться от содержимого. И так действительно случилось. После этого больному стоило только вспомнить движения и слабительные были не нужны. «Из всего сказанного понятно, что, чем ниже по развитию стоит человек, тем хуже он будет управлять своим вниманием и тем большее раздражение будет требоваться для того, чтобы приковать его внимание.

Вследствие этого мы и видим, что маленькие дети и слабого развития люди не могут оставаться одни: им постоянно нужно, чтобы кто-нибудь занимал их; детям нужны няньки, игрушки, а взрослым— выезды, карты, наряды и т.д. Кроме того, нетренированное внимание не только требует для своей остановки более резких впечатлений, но и вообще оно быстрее утомляется и потому нуждается в более частой смене впечатлений. В детском возрасте такое состояние сознания не представляет особых неудобств, так как ребенку все еще неизвестно,— и самые простые вещи представляют ему целый мир ощущений; но во взрослом человеке подобное состояние внимания, требующее постоянно новых ощущений, является уже серьёзным недостатком, доводящими до большей или меньшей степени слабоумия». В.А. Манассеин не стесняется в высказываниях.

 

ОтветитьЦитата
Topic starter Размещено : 09.04.2021 19:21
Поделиться:
Пролистать наверх