О еде как о культурном явлении Человек “жрет” или вкушает, чем корм отличается от человеческой пищи – Мезенреализм – посты. – Струйный тиксотренажёр Душ Алексеева
Уведомления
Очистить все

О еде как о культурном явлении Человек "жрет" или вкушает, чем корм отличается от человеческой пищи

1 Сообщений
1 Пользователи
0 Лайки
123 Просмотров
Lian
 Lian
Сообщений: 1084
Администратор
Тема начата
 
301237187 3495368394023918 8944018045627704316 n

На заглавном слайде картина итальянского художника Винченцо Кампи «Продавщица фруктов». Художник изобразил девушку, по одежде которой можно понять, что она венецианская куртизанка, которая в аллегорической форме продает сладострастие.
Весь ее товар - разнообразные грехи. Вишня - символ Венеры, закрытые цветы огурцов - тайный грех, бобы и розы - связь вне брака. К тому же художник располагает все фрукты именно в определённом порядке: на орехах (символ Марии, церкви, познания, открытий)
сверху лежит инжир (плод неприличный и изнутри, и снаружи). Но на коленях у девушки персики -и этот символ даёт надежду на познание истины и надежду на спасение от греха. 
Это сейчас еда стала "угли“, “молочка" и “кондитерка". А на протяжении всей истории человек искал то, что отличает его от ЖИВОТНОГО.
И в том числе - отношение к еде. Сейчас легко и просто нутрициолог может сравнить человека с коровой или шимпанзе.
Разложить еду на составляющие и назвать хлеб “вредным продуктом“. Причём не видно, чтобы и люди, считающие себя православными, особо
этому возмущались.

 

Что такое хлеб в христианской культуре. Христианство формировалось в средиземноморской цивилизации и с распространением своего влияния на всю Европу стало распространять и характерные для этого региона продукты - хлеб, вино и оливковое масло (елей).
Вино и хлеб служили для сотворения таинства причастия, елей - для помазания и возжигания ламп. Этим трем продуктам придавали глубокий сакральный смысл. Августин, например, проводит параллель между выпечкой хлеба и воспитанием нового христианина. Хлеб - это история
христианина: его посеяли зерном (из небытия), растили, питали, затем обмолотили (еванглеисты- проповедники на гумне Господа), отнесли на гумно (в ожидании крещения), смололи (через жернова поста), квасили в тесте (как в крестильной купели) и выпекали в единую массу.

 

Даже сам Христос называется хлебом «посеянный в лоне Девы, заквашенный на плоти, замешанный на Страстях, испеченный в печи Гробницы, подаваемый в церквях, которые ежедневно раздают верующим небесное яство». 
Отсюда такое трепетное отношение к хлебу, когда каждую крошку собирали со стола в горсть и ели.
А стол был не просто столом, а Престолом. 
Сейчас люди загадывают желание, первый раз пробуя новый продукт. Но мало кто задумывает об истоках верования. Застолье, приём пищи - не просто пожирание "углей”, а некий священный обряд. Это животное жрет, а человек совершает таинство принятия пищи. Отсюда особое отношение к еде, принимаемой первый и последний раз. Например, к пище, вкушаемой первый раз в году - Яблочный Спас, Медовый Спас. Первый гость получает особые блага, его сажают рядом с хозяином.

 

Глубокое значение имеет общая чаша с обрядовым напитком. Отсюда правило, что последний бокал в Доме нельзя допивать до конца - «чтобы дом не был пустым». Еда - это не просто завтрак или “восполнение дефицитов". Это некое единство. Как и смысл завтрака в том, что ребёнок не просто съел еду, а о нем позаботились. Стол считался освященным совместной трапезой местом; за столом нельзя было стоять, хватать куски до общей раздачи или есть одному („кусочничать"), сидеть за столом развалясь и небрежно. "Говорили: „Стол - это престол!". За стол нужно было садиться с чистыми
руками, „прибранным", женщинам - спрятать волосы. После еды оставшиеся крошки „сметають со стола, и в рот".
Но часто смысл вырождался в пустую обрядовость. Так бабушек, сметающих крошки, называли крохоборками, “они голод пережили".

Культура трапез выродилась сейчас совсем. Просто потому, что разрушение ценностей и смысла культуры произошло еще до лицевых масок и поедания жуков. Скажем дружно вегетарианцам и нутрициологам спасибо за это. Именно они свели пищу человека до корма животным.
Что не так с вегетарианцами. Они трещат о моральной ответственности за "убийство еды".
Любят говорить об “осознанном подходе к питанию“. В конце 19 века отдельные случайно оказавшиеся верующими служители Православной церкви пробовали как-то бороться с этой смысловой подменой. 
«Можно так сказать: „Не ешь того, чего сам не сможешь сделать. Ты готов убить животное? Я не готов, поэтому я не хочу есть мясо". Тело в вегетарианском дискурсе - это, прежде всего, „этичное" тело».

 

Так своими поступками вегетарианец демонстрирует отказ от причинения вреда животным ради собственной же выгоды. Это не нравственность, а другая сторона крайнего эгоизма. И гордыни. Любой вегетарианец, приходя в общество или чат, первым делом заявляет о своей моральной “полноценности". Но он не дотягивает и до названия культурного человека. Истинно культурный тот, у которого главное не отвлечённое добро или жизнь абстрактной коровы, а конкретный человек. В практиках питания огромную роль играет гостеприимство. То, с каким посылом еда преподносится гостю, какое внимание уделяется его личности, его желаниям и настроению (а не только социальному статусу), говорит о степени культурности принимающей стороны. А если принимающий человек находится на интервальном голодании?

 

У кого в друзьях есть подобный человек, он знает, что жизнь окружающих такой страдалец от пищеварения выстраивает вокруг своего желудка.
Совместная трапеза может сближать людей совершенно разных культур, но только при условии их взаимного желания и уважения к особенностям друг друга. Есть огромное количество национальных культур и национальных кухонь. Разве может быть что-то более увлекательное, чем узнавать другого, узнавать его отношение к жизни и пище. Но сейчас все стали есть “угли“ и “белок". Слово “гастроном" совершенно утратило смысл.
Еда является носителем и собственно духовных ценностных смыслов. В питании может проявляться и такая важная ценность культуры, как вкус, красота. Еда становится объектом и художественного творчества, обретая таким образом художественную ценность.

 

От этих рассуждений можно отмахнуться и продолжать сравнивать современного человека с охотниками-собирателями, шимпанзе и коровами.
“Если считать еду только грубымъ проявлением животной потребности, величая этотъ актъ словомъ „жрать“, то почему же люди не удовлетворяютъ животной потребности возбуждения голосовыхъ связокъ ревомъ, криком, завыван!емъ, а гармоническимъ разговором, пением?". Это из старой Книги "Эстетика еды“. Под  любым постом о еде ещё появляется комментарий со словом “жрать“. В смысле - они "жрут". Хорошие "не жрут". В смысле мало едят. Немного мешают отношению к еде как “жрать“ недавние открытия в нейробиологии. Но кто о них знает? Недавно обнаружили популяцию нейронов, которые реагируют на пищу.

 

Она расположена в вентральном зрительном потоке наряду с популяциями, которые специфически реагируют на лица, тела, места и слова. Вентральный поток ("путь чего") ведет к височной доле, которая отвечает за визуальную идентификацию и распознавание объектов.
Дорсальный поток ("куда путь") ведет к теменной доле, которая участвует в обработке пространственного положения объекта относительно зрителя и в повторении речи.  
Исследователи говорят, что неожиданное открытие может отражать особое значение еды в человеческой культуре. Еда занимает центральное место в социальных взаимодействиях и культурных практиках человека. Это не просто “белки, жиры, углеводы".
Продолжение про пост и про выбор еды крестьянином в зависимости от выполняемой работы надо?

 

 

#еда #пища #корм #культура #вегетарианство

 
Размещено : 26.08.2022 15:32
Поделиться:
Прокрутить наверх