Как работают лекарства и почему они попадают в реки и в сомиков – Мезенреализм – посты. – Струйный тиксотренажёр Душ Алексеева
Уведомления
Очистить все

Как работают лекарства и почему они попадают в реки и в сомиков

 
Lian
 Lian
Администратор
151807016 897869887691897 3240390015895272281 n

Сейчас многие женщины принимают противозачаточные таблетки. Разрабатывать их начали в 50-х годах прошлого века. Фармацевты не до конца были уверены в том, что женщины согласятся на такое вмешательство в их организм. Они недооценивали возможности пропаганды. Женщины согласились. Потом они согласились и на гормональную терапию эстрогенами. Но и женщины, и фармацевты недооценили то, какое воздействие эти решения окажут на рыбу, обитающую в водоемах, в которые сливают сточные воды и промышленных отходы.

Рыба, пойманная в районах с выходом канализации, содержит вещества, имитирующие действие эстрогена, женского гормона. «Мы полагаем, что существует огромное количество фармацевтических и ксеноэстрогенных отходов, вытекающих из очистных сооружений и сливов канализации, и что эти химические вещества в конечном итоге концентрируются и усиливаются в рыбе из загрязненных территорий», - сказал Конрад Д. Волц из Высшей школы общественного здравоохранения Питтсбургского университета.
Пост появился после одного заявления в комментариях, что глутамином могут «питаться» раковые клетки.
Как это знание получается? Берутся в пробирке раковые клетки и обрабатываются. Если у них наблюдается рост, значит, клетки реагируют на вещество, нет роста - не реагируют.

Глутамин универсален – в продуктах питания содержится в достаточном количестве, причем есть он в большинстве продуктов, как растительных, так и животных. Принимать его следует тогда, когда расход увеличивается - при физической и умственной нагрузке, после продолжительной болезни.

Гораздо страшнее результаты, полученные вот в этом исследовании, где применяли тот же метод. Из тканей сома, обитающего в водоемах рядом со сточными водами, выделяли экстракт. А затем этот экстракт наносили на клетки рака молочной железы. В эксперименте было показано, что эстроген-чувствительные клетки реагируют на экстракт сома как на эстроген, начинают быстрее расти.

Экстракты из рыбы, выловленной в районах, сильно загрязненных промышленными и бытовыми отходами, привели к наибольшему росту клеток.
Этот рост происходил независимо от пола рыбы - то есть неважно, из самца или из самки делали экстракт. Есть сообщения о том, что в очень-очень сильно загрязнённых водоемах рыба перестает размножаться, потому что все самцы феминизируются.

Мы пьем воду из рек, в которых была поймана рыба и еще никто не исследовал - как системы очистки воды справляются с ксеноэстрогенами.
Люди едят рыбу, пойманную в таких водоемах. Запреты на вылов рыбы вызывают глухое раздражение и рыбу все равно ловят, потому что это бесплатный источник белка. Но что происходит с теми людьми, кто часто ест такую рыбу? Мне попадались исследования, в которых следовые доли ксеноэстрогенов обнаруживали в грунтовых водах под крупными населенными пунктами.

Откуда берутся эстрогены в таком количестве? Это было известно почти сразу, как только начали их выпуск.

Для того, чтобы женщину на весь ГОД обеспечить противозачаточными, нужно действующее вещество, содержащиеся только в 3 (трёх!) таблетках. Но пьёт за год она в 100 раз больше.

Почему? При приеме таблетки лишь ничтожно малая часть противозачаточного гормона попадает в матку, большая его часть бесконтрольно бродит по организму, по 100 000 километров сосудов и капилляров, оказывая действие на все случайно попадающиеся клетки. Проходя через желудок с его агрессивными соками (соляная кислота не пепси, она все растворить может), через стенки желудка, кровь и клеточные мембраны половых органов, препарат несколько утрачивает свою эффективность (а то бы сомиков вообще уже не было).
И, наконец, дозировка гормона, бродящего по организму, должна быть такой высокой, чтобы действие продолжало оказываться 24 часа, до следующего приема таблетки.

Все неиспользованное по месту назначения выводится из организма, попадает в канализацию, потом в воду и снова в организм человека. Все научились бояться бройлеров, напичканных гормонами. А у нас рыба стала гормональной вокруг городов. И вода.

Так что действительно лучше пить воду из артезианских скважин. Но в стекле.
Потому что в пластике бисфенол А (БФА), а он точно ксеноэстроген.
БФА легко может проникать через плаценту и грудное молоко.
У самок мышей БФА приводит к структурным изменениям яичников, что схоже с ранним репродуктивным старением. БФА возможно является одной из причин невынашивания беременности: в фолликулярной жидкости женщин, перенесших выкидыш, был обнаружен БФА в высоких концентрациях.
В исследованиях Южно-уральского медицинского университета обнаружено, что из 53 мужчин, обратившихся в клинику по причине бесплодия, в 100 % образцов семенной жидкости присутствовал БФА.

В общем жизнь стала - не выберешь тропинку.
Одна надежда на здоровый и крепкий организм, который может справиться со всей этой химической нагрузкой. А для этого надо тщательно рассчитывать - что принимать, когда и сколько.

Если с противозачаточными таблетками мала вероятность того, что женщина выпьет побольше, то это нельзя сказать про другие препараты.
Некоторые лекарства люди принимают просто так, для профилактики, на всякий случай. Или превышая дозировки, чтобы лучше подействовало.

Уже в 60-х годах было понятно, что невозможно создать сильнодействующее вещество - возможности ограничены тем, что лекарство оказывает воздействие на ВЕСЬ организм перед тем, как попадёт в орган-мишень. И чем сильнее препарат, тем больше у него совершенно непредсказуемых последствий.

До 69% леводопы (лекарство при болезни Паркинсона) может обнаруживаться в моче у человека в виде дофамина и его метаболитов - ванилинминдальной кислоты, норадреналина, гомованилиновой кислоты, дигидрофенилуксусной кислоты.
Нужно принимать доли МИЛЛИГРАММА для улучшения состояния. Но эти доли должны попасть в мозг, а путь к нему леводопы сложен и тернист. Чтобы лекарство туда попало, надо буквально пропитать весь организм, смиряясь с нежелательными последствиями.
Что было бы, если бы не было никотинового пластыря для борьбы с тягой к курению? Тогда весь организм прошлось бы пропитать никотином. Трансверсальный пластырь изобрёл учёный-предприниматель уругвайского происхождения Алехандро Зафферони. Он был тем человеком, который поставил самую амбициозную медицинскую задачу - снизить количество лекарств.

«Хороших лекарств у нас более чем достаточно. Свыше столетия фармацевты в своих лабораториях только тем и занимаются, что изобретают их. Они вполне могли бы прекратить свои поиски. Но никто не задумался над тем, каким образом доставить все эти чудодейственные средства точно туда, где они действительно нужны организму». Это первая знаменитая цитата Зафферони, который запатентовал пластырь с трансверсальный передачей лекарств. Про пластырь люди знают, про изобретателя - не знают.

«Прошли столетия, - писал он позже, - без существенных изменений в доставке лекарств; таблетки, ингаляции, мази, порошки и растворы - все это использовалось до 1800 года. Капсулы были разработаны около 1840 года, инъекции-около 1850 года, а внутривенное введение лекарств - когда-то во время Первой мировой войны. В 1960-е годы, когда я думал обо всем этом, большинство лекарств все еще давались в форме одной таблетки несколько раз в день, практика, которая поразила меня как нелогичная в лучшем случае, и потенциально довольно вредная».

Поэтому неудивительно, что медикаменты столь неэффективны и у них столько побочных действий. Для лечения глаукомы тоже надо пропитать организм пилокарпином. А если у человека еще и заболевание почек, сердца и суставы болят? Так он вообще как губка пропитан лекарствами. Может быть кто-то из принимающих думает, что принятое лекарство как пуля устремляется к органу-мишени, поэтому и пьёт очень много таблеток, добавляя в пропитывающийся организм еще 10-15 бадов. Но это не так, весь этот коктейль бродит как зомби по организму, путаясь и застревая. Чем лучше транспорт- микроциркуляция, тем вероятнее и быстрее «волшебные молекулы» доберутся до места назначения.
Хуже всего с антибиотиками. Надо так рассчитать дозу препарата, чтобы соблюсти ряд условий.

Антибиотика не должно быть мало - он всех возбудителей не убьёт, а оставшиеся выживут и приобретут устойчивость. Антибиотик придется менять. Нельзя дать слишком много, побочные эффекты могут обрушить иммунитет. И надо дать столько, чтобы препарат работал до следующего введения и не было «окошка».
Продолжение истории про Алехандро Зафферони завтра.

 

ОтветитьЦитата
Topic starter Размещено : 23.02.2021 11:25
Поделиться:
Пролистать наверх