История особой педагогики, умение различать степени когнитивных дефицитов и необходимость особой авторитетности для коррекции – Мезенреализм – посты. – Струйный тиксотренажёр Душ Алексеева
Уведомления
Очистить все

История особой педагогики, умение различать степени когнитивных дефицитов и необходимость особой авторитетности для коррекции

 
Lian
 Lian
Администратор
mesenrealism image 2021 10 23 1
 

Мы не внезапно попали в новый мир, мы туда вкатывались постепенно. Начало было в том, что стали запрещать слова и определения. Стало невозможно что-то назвать. Сейчас все совсем плохо. Культура обидчивости стала основной. Обидиться может кто угодно. После двух выложенных сторис про то, как в детсадах детей насильно заставляли есть манную кашу, появилась куча опровержений. В них называли меня человеком, который клевещет на благородную профессию педагога. И вообще никто детей в садиках не наказывал и советская педагогика была лучшей.
Кто бы спорил, задумывалась она неплохо, но вот исполнение как всегда внесло коррективы.
Да, за новый мир стоит благодарить именно педагогов, которые призваны были сделать мир лучше. Но не справились.
Олигофренопедагогика началась в 19 веке. Именно тогда, когда психические заболевания из категорически одержимости дьяволом (глистами, кандидой, прочее) стали переходить в область медицины и педагогики. Сейчас, полагаю, слово олигофрен запрещено. Но я же про историю?

В первой трети 19 века началось врачебно-педагогическое сотрудничество в деле воспитания и обучения умственно-отсталых детей. Раньше психиатры считали невозможным какое-либо лечение. Но вместе с педагогами-энтузиастами дело сдвинулось. Педагоги организовывали уход за олигофренами, специальными сенсомоторными упражнениями добивались ослабления дефектов, расширяли круг элементарных представлений, воспитывали навыки самообслуживания и общественного поведения, навыков примитивного труда. Педагогика была успешной только вместе с лечебными мероприятиями (с физиотерапией, психотерапией, специальным режимом и т.д.).
Так появилась «лечебная педагогика», а потом педология.

Исторический приоритет принадлежит Франции, там возникли первые специальные учреждения. Один институт назывался «Ортофреническим», в нем развивали детей движением. Недавняя работа показала, что плавание в лучшей степени восстанавливает нарушенную моторику и ловкость. Особое внимание уделялось фигуре педагога. «Авторитетность педагога, требовательное отношение к ребенку, которое целиком подчиняет его волю воле учителя, — важное качество последнего, если он хочет добиться успеха в работе. В основе этой авторитетности, выдержанной требовательности необходимость создать такой контакт с детьми, когда одного взгляда педагога достаточно, чтобы дети поняли, что нужно сделать или как педагог расценивает их поведение. Однако это беспрекословное подчинение учителю отнюдь не должно быть обеспечено его жестокостью, телесными наказаниями и тому подобными средствами, которые Эдуард Сеген решительно отвергает». То есть нельзя заставлять ребёнка есть то, чем его вырвало, наказывать, поставив в шкафчик. По убеждению Сегена, слабоумные дети поддаются воспитанию и обучению. Если их воспитывают не слабоумные педагоги, конечно.

Он разработал собственную систему упражнений и тренировок, с помощью которой у таких детей развиваются двигательные навыки и органы чувств, формируется мышление, закладываются представления и понятия. Мария Монтессори появилась чуть позже, она выходец из «Ортофренического Института». В настоящее время происходит исчезновение тех слов и терминов, В семантике которых содержатся признаки, дискриминирующие человеческое достоинство. На этом основании Американская ассоциация по проблемам умственной отсталости, объединяющая профессионалов всего мира уже 130 лет‚ в 2007 г. официально сменила свое название на более прогрессивное: «Американская ассоциация по вопросам затруднений развития и интеллектуальных затруднений» (Тhе Аmеrісаn Аssосіаtіоn оn intеllectual аnd Dеvеlорmental Disabіlіtіes — ААIDD). Сейчас нельзя использовать слова олигофрен, идиот, имбецил, дебил. К сожалению, они обросли тем самым негативным ореолом, который действительно стал оскорбительным.

Слишком часто этими словами ругались, абсолютно не понимая смысла. Я уже несколько раз задумывалась, не стоит ли сразу блокировать людей, которые слово «бред» используют как ругательство и называние того, что лично они считают неправильным. В результате ещё один термин потеряет смысл. Пока ещё можно использовать термин «умственная отсталость». Но страшно за будущее. Когда провели опрос, то оказалось, что многие участники заявили, что в новых терминах не учтены эмоциональные и психологические переживания, которые они регулярно испытывают. Участники опроса предложили удалить сбивающие с толку или стигматизирующие термины, такие как «отсталость», «нейровегетативный», «странный», «дезорганизованный» и «неадаптивный». По мнению опрошенных использование нового общего языка будет иметь большое значение для преодоления разрыва В общении между людьми, которым поставлен диагноз, и клиницистами. Как теперь выстраивать фигуру авторитетного педагога " неясно, если разрыв между обучаемыми и воспитывающими исчезает.

Уже во многих исследованиях приходят к выводу, что старый диагностичкский подход представляет собой «неискреннюю категориальную систему». Ведущий исследователь д-р Кейт Оллсопп из Ливерпульского университета сказала: «Хотя диагностические ярлыки создают иллюзию объяснения, они не имеют научного смысла и могут вызвать стигму и предубеждения. Я надеюсь, что эти результаты побудят специалистов в области психического здоровья думать не только о диагнозах, но и рассматривать другие объяснения психических расстройств, таких как травмы и другие неблагоприятные жизненные события». Нет диагноза - есть несчастный случай. Профессор Питер Киндерман из Ливерпульского университета высказался точнее: «диагностическая система ошибочно предполагает, что все страдания являются результатом расстройства, и в значительной степени полагается на субъективные суждения о том, что является нормальным». Вывод - все ненормальные. Профессор Джон Рид из Университета Восточного Лондона категоричнее: «Возможно, нам пора перестать притворяться, будто медицинские ярлыки вносят что-либо в наше понимание сложных причин человеческих страданий или того, какая помощь нам нужна, когда мы в беде». Правильно, вообще надо отказаться от диагнозов.

Надо перестать есть мясо, больше двигаться, худеть, гонять глистов и заниматься йогой. И нечего вникать в диагнозы и причины. Вообще - болит что-то, пообщайся с чат-ботом комплекса социального развития Москвы. Интересно все же найти корни новой культуры обидчивости. У олигофренов есть несколько уровней. Самый тяжелый - идиотия. Глубокому недоразвитию психики соответствуют и грубые дефекты физического развития. Любой человек в состоянии определить такого ребёнка буквально с одного взгляда, для этого не нужно быть специалистом. Народная культура «дурачков» любила и всячески поддерживала. Некоторых считали юродивыми и почитали.

У таких людей наблюдаются частые колебания настроения от апатии к высокой раздражительности. Они могут есть все, что угодно, ходить зимой полуодетыми и демонстрировать прочие подвиги. Более легкие степени обеспечивают лучший эмоциональный интеллект, навыки самообслуживания. У некоторых отмечается любовь к музыке и ритмическим движениям. Музыка может вывести их из состояния апатии и вялости. Дети требуют часто любимую мелодию, под которую явно оживляются и активно двигаются. При своевременном и рациональном лечении и воспитании можно выстроить вполне сформировавшуюся самостоятельную личность. Просто потребуется больше труда и внимания. даже в том случае, когда важные диспластологи говорят, что это невозможно. Главное не Вера, (: именно Авторитет родителей и педагогов, их абсолютная уверенность в себе.

При олигофрении в стадии имбецильность психика намного сложнее, чем при идиотии. У них есть хитрость и наблюдательность. Механическая память может быть очень развита, они могут выучить много стихотворений, цитировать наизусть Онегина, запоминать просто бессмысленные вещи типа справочников. Но пользоваться этими знаниями они не могут. мышление предельно конкретно, при необходимости отвлечения от конкретной ситуации они становятся беспомощными. прочитанное могут воспроизвести только по вопросам, пересказать сложно. Знания очень непрочные, ими пользуются как заученными штампами: заболели - потому что нас полили с самолетов, потому что глисты и жёлчный с кишечником неочищенные. В отличие от идиотии сознание собственной личности развито. У многих существует особое «чувство силы », они любят обижать слабых. У меньшинства неуверенность, застенчивость и нерешительность. Эгоцентричные встречаются в двух группах. Люди с имбецильностью очень ревниво относятся к оценке их личности, требуют особого внимания.

Они в большей степени «рабы привычек», предпочитают все, что с трудом усвоили, всему новому. На все новое отвечают упорным негативизмом. дебильность - это совсем легкое психическое недоразвитие. Распознать эту форму умственной отсталости очень сложно, у них нет грубых интеллектуальных дефектов. Человек обладает большим запасом слов и сведений, хорошей механической памятью. Окружение не всегда замечает, что человек пользуется словами как штампами, у них «пустая словесная абстракция ». Такие люди вполне могут стать мэрами многомиллионных городов, профессорами. Потому что они выучили правила использования слов. Определить можно только по тому же признаку, что наблюдается при имбецильность — неспособности к новому. При решении задач они всегда (!) пытаются применить схему-шаблон старой задачи к новой. И они так же чувствительны к негативной оценке, отвечают крайней обидчивостью.

 

ОтветитьЦитата
Topic starter Размещено : 23.10.2021 00:42
Поделиться:
Пролистать наверх