Груня Ефимовна Сухарева -Истории жизни. Её эволюционно- биологический подход к проблемам детской психиатрии. Аутизм – Мезенреализм – посты. – Струйный тиксотренажёр Душ Алексеева
Уведомления
Очистить все

Груня Ефимовна Сухарева -Истории жизни. Её эволюционно- биологический подход к проблемам детской психиатрии. Аутизм

 
Lian
 Lian
Администратор
86764525 76BF 4CC5 80EA A3158679B0BF

 

Если бы Груня Ефимовна Сухарева была жива, она бы удивилась не тому, что про неё совсем забыли в мире, где стремительно растёт число аутистов, а тому, до какого редукционизма скатилась помощь детям. «Протокол», который включает «травлю Кандиды», «чистку» от ртути и вычурное питание. Хорошо, что она ещё не застала холдинг-терапию. Был такой этап «лечения», тоже весьма садистский. То, что именно Сухарева стала тем психиатром, который выделил артистическое расстройство, стало признаваться в Википедии. Груня Ефимовна Сухарева была первой, кто опубликовал подробное описание симптомов аутизма в 1925 году. Оригинальная статья вышла на русском языке во втором выпуске «Вопросов педологии и детской психоневрологи» под редакцией учителя Сухаревой профессора Михаила Осиповича Гуревича. Он был последним представителем школы С.С. Корсакова, соратником П.Б.Ганнушкина. Был ординатором В.П.Сербского. Представили фигуру Учителя Груни Сухаревой? Пояснение для тех, кому эти люди незнакомы - это ведущие психиатры России и мира, заложившие основы этой науки. Статья Сухаревой спустя год была опубликована на немецком языке. Теперь о том, кто такая была Груня, как она заинтересовалась детской психиатрией и почему не делала ни единой попытки отстаивать своё авторство нозологии «аутизм». И снова о том, почему я не люблю Ивана Павлова и его последователей.

 

Родилась Груня в еврейской киевской семье в 1891 году. Дожила до 1981 года, пожив почти 90 лет. Закончила Киевский женский медицинский
институт. В 1915 году Груня Сухарева начала работать врачом эпидемиологического отряда, где она и заинтересовалась психическими
расстройствами, которые часто проявлялись у инфекционных больных. Ее сестра Мария стала детским инфекционистом. Чуть позже Груня Ефимовна увлеклась детской психиатрией, да так, что не осталось ни одного ее раздела, в изучение которого она не внесла бы значительный вклад.
Детская психиатрия как научная дисциплина закончилась в 1995 году. Врачебную специальность «детский психиатр» в РФ полностью уничтожили спустя всего пятнадцать лет после смерти Сухаревой. Зато теперь нутрициолог вполне может заняться вопросом «лечения» аутизма.

 

С 2000 года по 2012 год увеличение инвалидов по психическому здоровью - 61,8%.У 5% детского населения, по самым скромным подсчетам (!), диагностируется синдром дефицита внимания и гиперактивности (гиперкинетическое расстройство). Шизофренией страдают около 0,5% детей,
умственная отсталость зафиксирована у 2% детей. Дети с невротическими расстройствами — еще до 20% населения. Это цифры жизни в относительно спокойное время, до страшного 2014 года и сезона 2020. Груня Сухарева считала, что у детей с гиперкинетическим расстройством есть ресурсы восстановления, а у детей с гипокинетическим (которых в ТРИ раза больше по ее данным) нет ресурса и нет никакой помощи. И их даже в статистику не вставляют.

 

По ее наблюдениям, у синтонных, стеничных и активных детей прогноз обычно лучше, чем у детей, в предболезни которых отмечается замкнутость, вялость и апатия — у них болезнь приводит к быстрому падению и до того невысокой активности. У Груни Сухаревой был свой взгляд на проблему детских психических отклонений. Она писала, что аномалия развития нервной системы — лишь биологическая основа, склонность к определенному типу реагирования, и что для появления психопатии необходим социальный фактор: неблагополучие окружающей среды, неправильное воспитание в семье и коллективе, отсутствие корригирующих воспитательных воздействий и многое другое. Она также считала, что воспитание детей в
условиях повышенной, недетской, ответственности (а также в атмосфере жестких взаимоотношений с окружающим) способствует
формированию приобретенных психопатий.

 

То есть на первом месте аномалии развития нервной системы, дисплазии соединительной ткани. Они фон, на котором разворачивается болезнь. Потом неблагоприятная социальная ситуация и потом дополнительные вредности. Именно эта концепция сильно всех раздражает.
Хочется найти причину, которая была бы как рычаг для Архимеда - надавить и перевернуть все. А не идти по необходимому пути бабы Яги -накормить, обогреть, успокоить, воспитать. Именно лесные школы, где были педагоги с таким подходом и создавались в начале 20 века для
лечения беспризорников, детей с аномалиями развития. Прошло почти 100 лет, а приходится возвращаться к тому же, что создала великая русская школа психиатрии.

 

И что потеряли в битве с «кандидой» и глютеном. И прочими быстрыми рычагами типа «лечебного голодания», холдинг-терапии, электросудорожной терапии и остальными пытками. «Необходимо заново обосновывать активное внедрение физиотерапии, курортологии (вместо закрытия санаторно-лесных школ и «нерентабельных» психоневрологических санаториев), светолечения, фитотерапии в психиатрическую науку и практику. Закрытие специализированных и коррекционных школ при необеспеченности полноценной инклюзивной модели воспитания (сомнительной с позиций
социальной биологии, не говоря уже о неготовности к этой модели самого общества) лишило детей с проблемами в развитии перспектив как инклюзии (принятия), так и социальной интеграции». Из одной печальной статьи о Сухаревой.

 

Еще с 30-х годов Груня защищала права детей, доказывая, что «трудные» дети должны направляться не в трудовые колонии НКВД, а в педагогические и медицинские учреждения. Осталось очень мало сведений о личной жизни Груни Сухаревой. Судя по фотографиям она была красивой женщиной. Детей у неё не было. Как она пережила чистки 30-х годов, тоже загадка. Но ей удалось выкрутится. Можно предположить, что рисковать потерять детского психиатра никто особо не хотел. Дети у всех разные, а она обладала навыками психотерапии внушением, то есть могла лечить без лекарств. Во время войны она работала в эвакогоспитале в Томске. Там она начала изучение детских военных травм, которые провоцируют возникновение психических заболеваний. Несмотря на то, что этим научным исследованиям уже почти 100 лет, многие из заключений, сделанных Груней, не теряют актуальности — и могут использоваться в сегодняшней реабилитации детей из зон военных конфликтов.

Психиатр Марк Брунов вспоминал: «Груня Ефимовна не любила свои дни рождения, юбилеи, избегала, как могла, публичных поздравлений, старалась не ходить на банкеты. Мои родители рассказывали, что застенчивой Сухаревой делалось неловко, неуютно, когда ее поздравляли».

 

После войны началась травля. В программном докладе 1951 года «Состояние психиатрии и ее задачи в свете учения И.П.Павлова» фамилия
Сухаревой значилась в списке врачей-психиатров, обвиняемых в «идеалистических и эклектических концепциях», в том, что они не смогли создать «ничего прогрессивного в детской психиатрии». В заключительном слове А.В.Снежневский заявил, что Сухарева и ее коллеги «не разоружились и продолжают оставаться на старых антипавловских позициях», и не испытывают «хотя бы проблесков сознания своей ответственности за тот
тяжелый ущерб, который они нанесли советской научной и практической психиатрии».

Через несколько дней Груня Ефимовна привезла друзьям деньги. Она попросила спрятать их и, если с ней что-то ‘случится, передать их ее матери (отец умер в 1944-м). Сухарева достаточно прожила при советской власти, чтобы понимать, какие последствия следуют за такими разоблачениями. Готовя свои лекции к публикации еще при жизни Сталина, Г.Е.Сухарева вынуждена была ограничить иллюстрацию ключевого тезиса эволюционно-биологической концепции лишь физиологическими примерами, а врожденные механизмы поведения оставлять за скобками.

 

Человек, который не любил публичные выступления, который написал классический учебник «Клинические лекции по психиатрии детского возраста» каялся и признавал свои ошибки, уверяя всех в уважении к Павловскому наследию. Недаром она была великим психиатром с даром внушения. Ей удалось спасти себя, своих учеников и свои книги.

«Ежедневно в поздний час возвращалась я из библиотеки. Груня Ефимовна ждала меня с ужином. Непременно хотела хорошо накормить, и чтобы обязательно с супом. Сама никогда супов не ела» — так начинается письмо, написанное в 1989 году и только недавно обнаруженное
сотрудниками Центра имени Груни Сухаревой в архиве. Автор письма приехала на повышение квалификации из Ашхабада и поселилась у Сухаревой, которая, по принятой академической традиции, не отказывала ученикам в постое. Устроиться в общежитии или тем более в гостинице
было крайне сложно.

 

Это короткое письмо дает самое личное на данный момент описание Груни Ефимовны. Если верить письму, Сухарева была равнодушна к вещам, «легко раздавала попадавшие к ней какие-либо сувениры» и годами носила черную бархатную шляпку-пирожок, давно вышедшую из моды. Ее
интересы не ограничивались профессиональной деятельностью, она читала все подряд: и работы по философии, и по теории относительности Эйнштейна, и классическую литературу, и современную советскую. Она была необычайно смешлива, про что сама и говорила: «Это у меня с детства. На лекции профессор Вотчал выгонял меня за смех».

Телефон в ее квартире звонил без остановки: сослуживцы, ученики, бывшие пациенты, теперь взрослые люди. Сухарева подолгу беседовала с каждым. «Когда я сказала, что такое беспокойство тяжело и надо отключать телефон, она рассмеялась и сказала: «Это невозможно».

Продолжение про то, как она выделила аутизм завтра. Про лесные школы тоже надо написать? Вы про них слышали когда-нибудь?

 

ОтветитьЦитата
Topic starter Размещено : 18.10.2021 22:02
Поделиться:
Пролистать наверх