Доказательная медицина, почему ее Бернардин Хили называла минифашизмом – Мезенреализм – посты. – Струйный тиксотренажёр Душ Алексеева
Уведомления
Очистить все

Доказательная медицина, почему ее Бернардин Хили называла минифашизмом

 
Lian
 Lian
Администратор
970B7D2E AC82 4921 93D9 5B2D631E7654

 

Вчерашний пост был предупреждением родителям о том, за чем действительно нужно следить. Но, согласно
статистике, он набрал самое маленькое количество “самолётиков”, то есть отправок
другим людям. И это при том, что всяческие выдумки про бритвы и “синих китов" рассылаются бесконечно. Видимо, реальные
опасности пугают меньше фантастических. Я как-то полагала, что пост вызовет больше реакций с предупреждениями другим родителям. Тот ребенок, из-за которого появлялась серия постов, был найден в собачьем ошейнике один в своей комнате.
Ещё раз повторю то, что выложила в сторис:
некоторые люди, именующие себя “целителями" тоже ударяются в детство и используют удушение для "перезагрузки". То есть ребенок вполне может считать, что ничего плохого он не делает.
А родители найдут остывающий труп. Полученная ими психотравма непременно скажется на окружающих. Это всех касается. Я еще ни разу не видела такой плохой статистики пересылок. При чем пост был написан именно для предупреждения.
Вторая идея вчерашнего поста была в том, что как бы это ни было прискорбным, мы живем в мире неопределенности. Нет никакой стабильности, вся она иллюзорна. И больше всего с этой неопределённостью сражаются врачи. Они борются с болезнями и смертью, практически ничего не зная о человеке и биологии вообще. Чем больше человек узнаёт, тем больше он понимает, сколько он не знает.
Это читательница "Лечебных писем" или одураченный адепт секты НГМ знает все. И способен давать советы космической глупости.
Люди, которые прошли курсы в медицинском вузе, хотя бы догадываются о сложности мира. И это им явно портит жизнь.

 

 

Официальная статистика утверждает: продолжительность
жизни врачей в среднем на пятнадцать лет короче, чем у
пациентов. Казалось бы, люди, вооруженные самыми современными знаниями о том, как сберечь здоровье, должны жить дольше остальных, но в реальности все
оказалось в точности до наоборот. Продолжительность жизни врачей, по данным ВОЗ, составляет в среднем 54 года. Самый низкая продолжительность жизни у хирургов, реаниматологов и анестезиологов. Исследование
Ростовского медуниверситета показало, что 63% врачей
испытывают психологические нарушения. Лет 20 назад,
появилась книга “Умершие доктора не лгут" доктора Уоллока. В ней он частично сказал правду, которая сейчас уже всем известна - средняя продолжительность жизни
амереканцев 75,5 лет, врача - 58. Он дал советы, на которые начали опираться продавцы БАД - нужно пить добавки. Ещё не нервничать, избегать опасностей.
Разумные же советы, частью невыполнимы, частью помогают продавать. Помимо того, что врачи живут меньше своих пациентов, врачи имеют самый высокий уровень самоубийств. Уровень самоубийств в медицине более чем в два раза выше, чем среди населения в целом, в США ежедневно совершается как минимум одно самоубийство среди врачей.

 

Всем очевидно, что медицина стрессовая профессия.
Видимо поэтому в цивилизованных странах труд врачей оплачивается так же высоко, как и труд пилотов. Кстати, у последних тоже суициальность высокая. Лучше бы это боящиеся самолетов не читали. Но утешу тем, что сейчас
самолёт ведёт авионика, бортовые компьютеры. Затраты на авионику достигают 20%.

Врачи и пилоты работают каждый день, понимая, что ошибка может привести к смерти. Опять же в
цивилизованных странах ранее высокий уровень уважения и оплаты позволял справляться со стрессом.
Сейчас все несколько изменилось. Сегодня в одной больнице Торонто умер пятый врач, молодая женщина,
занимающаяся триатлоном. Конечно, это никак не связано
с событиями с19. Это же случайность, ведь профессия
врача очень опасная.

Возможность спасти чью-то жизнь дает несравненное ощущение счастья, так и балансирует врач между смертью и спасением. Для того, чтобы понять, что случилось с этими благородными профессиями, я рекомендую прочитать книгу Тома Вулфа "Нужная вещь". Это самая продаваемая его книга 1979 года. Написана легко и увлекательно.

 

И дает представление о том, чем отличаются летчики- испытатели от космонавтов. Летчики-испытатели были смелыми людьми, которые регулярно раздвигали границы
человеческого полета, ставя себя в опасные ситуации, когда неспособность отреагировать на проблемы в доли секунды могла привести к провалу миссии и даже к
смерти. В предисловии к изданию 1983 года Вулф сообщает, что смертность пилотов составляет 23%. В 1950- е годы это приводило к примерно одной смерти в неделю.

Тем не менее боевой дух и дух товарищества среди летчиков-испытателей были высокими. Они считали, что пропагандируют патриотизм, расширяют человеческие способности к исследованиям и смело ломают то, что считалось непреодолимым человеческим пределом. «Что
хорошего в том, чтобы бояться? Это ничему не помогает.
Вам лучше попытаться понять, что происходит, и исправить
это». Эти люди счастливы, они создают новый мир, раздвигая возможности человека. А вот когда они становятся астронавтами, то они теряют то, что составляло
суть профессии испытателя. Они, скорее, становятся пассажирами и подопытными кроликами. Их отбирали не столько за их храбрость, рассудительность или
мастерство, сколько за их способность выдержать серию
изнурительных, а иногда и унизительных испытаний.

Работа по пилотированию космических полетов выполняется компьютерами и наземным управлением, а роль астронавтов в том, чтобы выдерживать полет.
Астронавты иих семьи почитались американской публикой, которая восхищалась мужеством, требующимся, чтобы полететь на ракете в неизвестность, но самим
мужчинам этого было недостаточно. Как все восхищались Гагариным, Терешковой, но в СССР книга Вулфа не вышла.
Врачи - кто они - летчики-испытатели или астронавты?
Любой молодой человек, приходя в медицину, хочет быть испытателем, создать новое лекарство, спасти людей. А чиновники из него делают астронавта с клизмой из
касторки. Они попадают в совершенно иную реальность,
где они управляемые пассажиры.

В прошлом врачи процветали или проклинались в зависимости от своей профессиональной репутации.
Сейчас работа врачей, оценивается по качеству их документации, их соблюдению процедур, степени, в
которой принимаемые ими клинические решения
соответствуют предписанным рекомендациям. За последние несколько десятилетий врач стал не столько принимать решения, сколько исполнять их.

 

В результате врач видит протоколы, выполнение которых
защищает его от претензий, но не видит пациента.

Как ни странно, большинство врачей не хотят быть астронавтами, бесконтрольно мчащимися в будущее здравоохранения, которого они не видят. Вместо этого они
хотят быть пилотами — профессионалами, которые
понимают, почему иметь глаза и уши, воспринимающие
пациента, гораздо важнее, чем овладеть компьютерной
системой или кодом для выставления рецепта. Они не
хотят быть астронавтами, застрявшими в клетке, которая
диктует им каждое движение.

Волну эмоционального выгорания и самоубийств можно
остановить только тем, что вернуть право врачам быть
врачами, а не шимпанзе в космосе.

Недавно мне в Директ выдали предписание - немедленно
обосновать с точки зрения доказательной медицины то,
что я пишу про Иван-чай. Само по себе требование
абсурдно. Я лишь показываю, что поиск по литературе не
дает никаких оснований считать, что этот чай вообще кто-
то пил. Исследований, нето что построенных по принципам
доказательной медицины, а вообще нет никаких, которым
можно доверять. Нельзя же всерьёз доверять
исследованиям производителей. Хотя события недавних
лет показали, что уже «можно».

 

Вот только где были тут те самые “доказательные”, вы слышали, чтобы они требовали немедленно предоставить двойные слепые рандомизированный исследования?
Доктор Бернадин Хили, бывший директор Национального
института здравоохранения произвела фурор редакционной статьей в U.S. News and World Report, в которой оспаривалось господство доказательной
медицины (ЕВМ).

Бернадин Патрисия Хили (4 августа 1944 - 6 августа 2011) - американский кардиолог и первая женщина-директор Национальном института здравоохранения. Она назвала доказательную медицину "микрофашизмом". Она обосновала то, что в медицине появляется тоталитарное управление врачебной практикой со стороны государства.
Это путь, идя по которому врач гарантированно превращается в астронавта. Вы теперь не можете задать врачу вопрос - почему он вам что-то назначает. Он и сам
не знает, так написано у него в протоколах. Причём, что
удивительно, сами люди тоже научились требовать “протоколы”.

“В качестве глобального термина доказательная медицина вроде бы выглядит как клиническая практика,
просто основанная на научных исследованиях.

 

Если медицинские работники дают назначение, то должны быть доказательства того, что это действие приведет к желаемым результатам.

Для того, чтобы врачу было проще ориентироваться, создали базу данных. Не надо думать. Надо посмотреть.
Откуда-то взялось убеждение в том, что в ней отражена истина. Что было принято с восторгом, наконец-то исчезла эта проклятая неопределённость. Так ДМ стала "режимом истины", регламентированной и
институционализированной версией «правды». Отсюда было совсем недалеко до событий 2020-2022.

ДМ не допускает плюрализма, если только этот плюрализм не сконструирован самой Кокрановской иерархией. Такая гегемония обязательно сделает неизбежной дальнейшую «сегментацию» знания (т.е. запрещение множественных
эпистемологий) и маргинализацию многих форм знания.
ДМ не является ни «прогрессивным», ни «естественным» развитием в науках о здоровье: это тенденция, которая
спроектирована. В ответ на это внутри самих медицинских
дисциплин должно было возникнуть бдительное сопротивление. Но не возникло.

“Господствующий дискурс представляет собой лестницу
успеха в академической и исследовательской среде, где
он зарекомендовал себя как оружие, используемое против тех, кто продвигает свободу научных исследований и свободное обсуждение идей". Статья 2006 года.

“Те, кто привержен идее «доказательств» в науках о
здоровье, поддерживают то, что по сути является ньютоновским, механистическим мировоззрением: они склонны верить, что реальность объективна, то есть существует, «где-то там», абсолютно независима от человека-наблюдателя, а также намерений и действий наблюдателя. Они с любовью указывают на «факты», в то время как вынуждены отвергать «ценности» как
ненаучные".

«Медицина как общая техника оздоровления даже в большей степени, чем как служение больным или искусство лечения, занимает все более важное место в
административной системе и механизм власти». Все еще
Шваб и Гейтс виноваты?

“Таким образом, классификация научных данных, предложенная Кокрановской группой, представляет собой не только мощный механизм исключения некоторых типов
знаний, но также действует как организующая структура

знаний и механизм идеологического подкрепления господствующей научной парадигмы. В этом смысле он подчиняется фашистской логике".
Дальше она пишет, что слово фашизм слишком мягкое.
“Предприятие, основанное на фактических данных, изобретенное Кокрановской группой, слишком долго пленяло наше мышление, создавая себе очаровательный
образ, который привлекает исследователей и ученых.
Однако во имя эффективности, результативности и удобства он упрощенно заменяет все разнородное мышление единственной и тотальной идеологией.
Всеобъемлющая экономика такой идеологии дает ученикам Кокрановской группы глубокое чувство права, которое они считают универсальным правом
контролировать научную повестку дня".

Все это мы наблюдали и продолжаем наблюдать. Хуже всего то, что прошлые времена становятся все дальше и люди, как и сами врачи, забывают о том, какой может быть
медицина. "Массы никогда не восстают сами по себе и никогда не восстают только потому, что их угнетают.
Действительно, до тех пор, пока им не разрешено иметь возможность сравнения, они даже не осознают, что их угнетают". 1984.

 

 

#медицина #врач
#миссия #ценность #вера
#доказательнаямедицина

ОтветитьЦитата
Topic starter Размещено : 30.07.2022 18:18
Поделиться:
Прокрутить наверх